Суворова О чем расскажет старый дом…

 

 

  

 

 

 

О чем расскажет старый дом…

Статьи о с. Панском неоднократно появлялись на страницах местной печати. В данной статье мы сообщим читателям некоторые новые сведения об истории с. Панского и его владельцах Кудрявцевых, которые стали доступны благодаря изучению документов из фондов Калужского областного архива и Российского государственного исторического архива.

Итак, согласно описанию Малоярославецкого уезда на 1773 год деревня Панское принадлежала надворному советнику Степану Бахметеву и его сыну Александру.

В «Описаниях и алфавитах к Калужскому атласу», датируемых 1782 годом, содержатся сведения о том, что «деревня Панская находится во владении Андрея и Алексея Бакеевых». В ней всего 5 дворов и 35 душ по ревизии: 18 мужчин, 17 женщин. Во владениях Андрея Бакеева также сельцо Бородухино, где находился господский деревянный дом.

Исходя из вышесказанного, хотелось бы опровергнуть неоднократно упоминаемое на страницах местной печати утверждение, что происхождение топонима Панское (Панская) связано с тем, что хозяйка имения была полькой, и крестьяне звали её панной.

Как мы видим этот топоним встречается в известных нам источниках начиная с 1773 года.

В период между 1782 и 1794 годом Панское переходит в собственность коллежского асессора Александра Ивановича Ларионова. В 1794 году по данным четвертой ревизии, за ним в сельце Панском числится 13 душ. И, только в 1805 году, по духовному завещанию А.И. Ларионова сельцо Панское переходит во владение семьи Кудрявцевых. Эти сведения мы находим в «Записках…» Софьи Александровны Кудрявцевой, составленных ею для дочери Ольги Дмитриевны, подтверждаются они данными метрических книг за 1805 - 1806 гг. церкви Покрова Пресвятой Богородицы на Кариже.

Коротко напомним читателям, кем же были новые владельцы Панского, чьим потомкам сельцо принадлежало вплоть до национализации имения в 1918 году.

Дмитрий Иванович Кудрявцев родился в 1760 году, военное образование получил в Артиллерийском кадетском шляхетском корпусе, после окончания которого в 1776 году был направлен штык-юнкером в первый фузилерный полк. С 1777 по 1780 год этот полк находился в заграничном корпусе в Польше. Позже Дмитрий Иванович принимал участие в русско-турецкой войне 1787-1791 годов.

В 1794 году в чине капитана Кудрявцев был отправлен на новый театр военных действий – в Польшу. Именно там получил свою первую награду - орден Св. Владимира IV степени с бантом. 24 октября 1794 года Дмитрий Иванович отличился при штурме Праги “...где,... действуя вверенными ...орудиями... наносил неприятелю жестокое поражение и тем способствовал одержанной победе...”. Действия русской артиллерии заслужили самую высокую оценку со стороны Суворова. В реляции на имя Екатерины II Суворов отметил как наиболее отличившихся при штурме Праги семерых артиллеристов, в том числе и Дмитрия Ивановича Кудрявцева. За мужество в этом деле капитан Д. И. Кудрявцев получил орден Св. Георгия IV степени. В том же году он и познакомился со своей будущей женой Софьей Александровной, которая считала себя дочерью последнего польского короля Августа Понятовского. Понятовский был тайно обвенчан с красавицей Грабовской, возможно от этого брака и родилась Софья. Воспитывалась она у приемных родителей в Варшаве. Её часто привозили в загородный дворец короля где «прогуливаясь по прекрасному саду, всегда его [короля Е.С.] встречала, иногда одного, часто с прекрасною молодою женщиною, к которой он всегда относился на англинском языке». Иногда Станислав сам приезжал к ним домой «один, без всякой свиты с одним арапом, и каждой раз имел тайные разговоры с отцом моим, после чего меня всегда призывали и спрашивали о моих успехах». Сводный брат Софьи уверял её, что она дочь Понятовского. В 1796 году Дмитрий Иванович сделал ей предложение, хотя ей в ту пору исполнилось… только 12 лет, а ему было около сорока. Приемные родители Софьи испытывали финансовые трудности и её уговорили дать согласие на этот брак. После женитьбы Кудрявцев продолжал службу в Варшаве, потом на Волыни. Продвижение его по службе шло медленно, пока ему в 1798 году не удалось перевестись в Петербург. Здесь их принимают при дворе где Софья имела большой успех.

В 1799 году Дмитрий Иванович получил чин полковника. За отличное служение Дмитрий Иванович впоследствии был награжден орденами Св. Анны III класса и Святого Иоанна Иерусалимского. Во время русско-австро-французской войны 1805 -1807 гг. участвует в сражении при Аустерлице. Там с ним произошло событие, повлекшее за собой судебное разбирательство.

Батарея Д.И. Кудрявцева в день сражения (20 ноября) находилась при 4-й колонне. Колонна была самой слабой. К тому же на этом направлении численность войск Наполеона составляла 27200 человек против 16750 у союзников. В сражении колонна должна была совершить обходной маневр правого фланга неприятеля. В жестоком бою были ранены командиры обеих русских бригад. Потеря управления и натиск французов привели в замешательство солдат, которые стали в беспорядке отступать.

Пехота, прикрывавшая батарею Д.И. Кудрявцева, была опрокинута французами и к тому же батарея действовала в очень неудобном месте. Неприятель приближался, полковник Кудрявцев приказывает отступить назад, и останавливает батарею в четверть версты от того места, где прежде она находилась. Отступали в смятении, и поэтому остановилась батарея не в правильном боевом порядке, но все равно продолжала стрелять из пушек. Вскоре батарея вообще остается без прикрытия пехоты, но все равно продолжает действовать. Французы усиливают против нее огонь из пушек и ружей, быстро приближаясь. На батарее происходит замешательство, и полковник Кудрявцев, сочтя, что спасения для батареи нет, приказывает отступить. А сам уезжает, не поручив никому командование батареей.

Начинается разбирательство по делу полковника Д. И Кудрявцева. Он объясняет свой уход с батареи желанием спасти казну: “...господин же полковник Кудрявцев объявляет, что он по ретираде своей взяв с собою казну которая находилась неподалеку батареи желая... спасти ее ...приехал в Аустерлиц...”

Д.И. Кудрявцев был взят под стражу. Полковника было решено судить военным судом.

Дмитрий Иванович сильно переживал случившееся. Как писала в своих “Записках” Софья Александровна: “...предан суду, что его совершенно убило, а меня терзало”.

Но 24 октября 1806 года Дмитрий Иванович отправлен в действующие войска. 26 ноября того же года он в Пруссии, а в начале 1807 года Д.И. Кудрявцев, по повелению императора был назначен командиром 3-й артиллерийской бригады и командирован в армию генерала от кавалерии барона Л. Л. Беннигсена для того, чтобы при первом деле с неприятелем оправдать свой поступок. Судебное разбирательство остановилось.

Трудно сказать, что побудило Александра принять решение о помиловании бросившего свою батарею полковника. Но известны слова императора: “Забудем это несчастное Аустерлицкое сражение. Мы все, и я первый, сделали там много ошибок”

Также известно, что Софья Александровна Кудрявцева, желая быть полезной мужу и используя личное знакомство с императором, пишет ему, «объясняя сколько могла все обстоятельства», с просьбой разобраться лично в деле мужа. Пишет и А.А. Аракчееву, и, наконец, получает от него утешительный ответ, что муж оправдан, что ему дана артиллерийская бригада и от него самого теперь зависит поддержание о нем хорошего мнения государя. Известно, что переписку с императором летом 1806 года Софья Александровна вела именно из своего имения под Малоярославцем, куда она на несколько недель приезжала вместе с детьми.

В последующих военных действиях Д. И. Кудрявцев показал себя как достойный и бесстрашный офицер. 25-26 мая 1807 года при деревне Анкендорф с большим превосходством и успехом полк Кудрявцева сражался против неприятеля. Сам Кудрявцев 29 октября 1807 года показал себя храбрым командиром и император приказал: ”...военный суд, во уважение отличных подвигов его в последнюю кампанию против французских войск оказанных, уничтожить...” В ноябре 1807 года Дмитрий Иванович получает чин генерал-майора с назначением департаментным командиром над крепостями в Риге.

В марте 1808 года Александр пожаловал ему золотую шпагу с надписью «За храбрость», а 12 апреля 1808 года Дмитрий Иванович награжден орденом Святой Анны II класса.

Таким образом, боевой генерал был реабилитирован.

Итак, в течение пяти лет Кудрявцевы лишь изредка наведываются в свое имение. Усадебный дом в то время очевидно находился в с. Бородухино (упоминание о господском доме часто встречается в источниках).

И лишь в июне 1810 года только вышедший в отставку генерал – майор Дмитрий Иванович Кудрявцев с семьей переезжают в свое имение и начинает строительство усадьбы в с. Панском.

К лету 1812 года строительство усадьбы было закончено.

В июле 1812 года Дмитрий Иванович баллотируется на должность начальника Калужского ополчения от дворянства Малоярославецкого уезда. Но не набирает необходимого количества голосов.

После последовавшего 6 июля 1812 года Высочайшего повеления Калужскому губернатору П.Н. Каверину о заготовлении в Калуге провианта и фуража, в губернии начался сбор продовольствия для русской армии. Дворянство губернии постановило пожертвовать необходимый провиант безвозмездно из своих имений. Пожертвования принимались с июля по декабрь. Их количество определялось из расчета имеющихся у помещика душ.

В имении Кудрявцевых на 1812 год числилось 183 души мужского пола. Дмитрий Иванович жертвует в пользу армии 350 пудов сена и 2 четверти овса, всего на сумму 453 рубля.

17 июля Калужским дворянским собранием был получен манифест Александра I о созыве внутреннего ополчения. Всего с губернии требовалось собрать из помещичьих крестьян 15000 человек. С Малоярославецкого уезда в ополчение должны были поступить 675 пеших и 66 конных ратников.

В ополчение Кудрявцев поставил 9 (8 пеших, одного конного) из 183 числящихся за ним душ. Причем при поставке конных ратников от помещика требовалось снабдить их лошадьми со всем принадлежащим к ним убором. Ратники были отправлены на сбор в село Никольское Тарусского уезда к месту сбора второго полка Калужского ополчения. И только пятеро из них вернулись после роспуска ополчения.

В начале сентября 1812 года Кудрявцевы отправляются к родственникам в Тамбовскую губернию и возвращаются домой только в марте 1813 года.

Вот что пишет Софья Александровна об этом периоде жизни: «…новая и неожиданная беда нас изгнала – мы должны были отдать все на жертву неприятелю и сами спастись в Тамбовскую губернию к дяде твоему; там, горестно и печально, мы пробыли с сентября того года до марта 1813, и возвратились в опустошенные наши места. Двоюродный твой дядя Никитин помог нам деньгами, что нам дало возможность помочь бедным нашим крестьянам, кои опять собрались в свои пепелища. Понемногу мы опять завелись и устроились…». Эти строки – пока единственное, на основе чего мы можем судить о степени разрушения имения во время сражения и не дают точного ответа о том был ли утрачен барский дом в 1812 году.

15 октября 1814 года Дмитрий Иванович был выбран уездным предводителем Малоярославецкого благородного дворянства, сменив на этом посту Александра Степановича Белкина. Находился на этой должности до декабря 1817 года. Известно, что предводителями дворянства выбирались наиболее богатые и авторитетные помещики. Должность эта была довольно хлопотливой, но весьма престижной. Предводитель был обязан, не доводя дело до суда, улаживать конфликты между местными дворянами. Должность предводителя также требовала известных расходов на разъезды и приемы. За участие в формирование ополчения и жертвование для армии продовольствия Дмитрий Иванович, как старший в роду, в 1816 году, ровно как и многие другие помещики уезда, был награжден бронзовой медалью в память Отечественной войны 1812 года.

Генерал – майор Кудрявцев умер в 1828 году, после продолжительной болезни. Место его погребения неизвестно.

Впоследствии имение принадлежало потомкам Дмитрия Ивановича. Следующий владелец Панского – старший сын Кудрявцевых Александр. В период с 1836 по 1842 гг. он занимал должность предводителя малоярославецкого уездного дворянства. Старший сын Александра Дмитриевича – Евгений, после окончания училища правоведения, начал службу секретарем московского сената, впоследствии был уфимским губернатором, председателем калужской казенной палаты. Далее, переведен на ту же должность в Петербург. Окончил службу первоприсутствующим сенатором.

После смерти Александра Дмитриевича в 1854 году владельцем Панского стал его младший сын – Александр Александрович. В 1918 году, незадолго до его смерти была проведена опись имущества усадьбы и имение было национализировано. Усадебный дом перешел в ведение районного исполкома и долгое время стоял без применения, так как требовал капитального ремонта и значительных средств на отопление. Лишь расположенный недалеко от дома каменный флигель использовался под сельскую школу. Усадьба не была разобрана на дрова исключительно благодаря заботам и вниманию Малоярославецкого отделения Калужского общества изучения истории и древностей, по инициативе которого в 1928 году усадьбу обследовал известный искусствовед С.В. Бессонов, обратив таким образом внимание местных властей на заброшенный барский дом. Результаты были опубликованы в 1929 году Обществом изучения русской усадьбы. Помимо подробного искусствоведческого анализа памятника архитектуры, С.В. Бессонов зафиксировал планировку усадьбы и усадебного парка. После этого начинаются споры между районным исполкомом и областным музеем за право распоряжения домом.

8 июня 1929 года президиум малоярославецкого горисполкома постановляет передать дом в ведение волостного исполкома. 29 сентября 1929 года областной музей ходатайствует об отмене этого постановления, мотивируя это тем, что на данный момент дом уже арендует московский городской завод им. Фрунзе и просит дать разрешение на передачу права аренды другой организации. 22 октября 1929 года передача права аренды была осуществлена с возложением на нового арендатора обязательства произвести капитальный ремонт усадебного дома.

Одновременно горисполком запрашивает заключение Малоярославецкого райисполкома о возможностях дальнейшего использования дома и, в случае, если он необходим для местных нужд возбудить ходатайство об исключении данного дома с учета Областного музея.

После Великой Отечественной войны имение было передано детскому дому Калужского областного отдела народного образования. В доме была полностью изменена планировка интерьеров, уничтожена деревянная винтовая лестница, сделаны две новые лестницы, обновлена обшивка фасадов, колонны утратили резные капители и базы, разобраны все печи в интерьерах, проведено водяное отопление. Архитектурного надзора за памятником долгое время никто не вел.

Постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30 августа 1960 года усадьба принята на государственную охрану и признана памятником архитектуры республиканского значения.

В настоящее время, к сожалению, усадьба находится в плачевном состоянии, в запустении некогда прекрасный парк. Сегодня, как и в далекие двадцатые годы, задача музейных работников обратить внимание общественности и властей на проблемы исчезающего исторического памятника, который, безусловно, имеет важное историко-культурное значение, и, при соответствующем к нему отношении, сможет привлечь в наш регион еще большее количество туристов, что непременно будет способствовать экономическому развитию Малоярославецкого района.

 

Научный сотрудник музея 1812 года Суворова Елена

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»